25.03.2011 | №2341

Как в США искореняли коммунизм

Автор: Сергей КОМАРИЦЫН, ЦГИК «Текущий момент»

40 лет назад, в марте 1971 года, группа неизвестных проникла в офис отделения ФБР в пригороде Филадельфии и похитила несколько тысяч оперативных документов. Кто эти люди, доподлинно неизвестно до сих пор, но их вполне можно назвать предшественниками Ассанджа и Викиликс. За подписью «Комиссия граждан по расследованию деятельности ФБР» они разослали копии документов, касающиеся программы ФБР «Коинтелпро - «Новые левые» в редакции газет, членам Конгресса, в общественные организации. В связи с утечкой информации директор ФБР Эдгар Гувер уже в апреле издал директиву о прекращении всех мероприятий по «Коинтелпро».

Операция «Коинтелпро»

Интернета тогда ещё не было, и широкая общественность узнала, что такое «Коинтелпро», только через три года, когда была образована сенатская комиссия Фрэнка Черча по изучению незаконной деятельности американских спецслужб. Большая часть содержания отчётов комиссии засекречена до сих пор, но опубликовано свыше 50 тысяч страниц. По данным комиссии, ФБР в рамках «Коинтелпро» за 15 лет провело 2 370 незаконных операций (а одобрено 3 243), в том числе 1 736 против коммунистической партии США, 379 против «Чёрной пантеры» (негритянская леворадикальная организация, из которой вышли многие правозащитники, например, Анджела Дэвис), 57 против Социалистической рабочей партии (была ленинско-троцкистской партией США) и 29 против «новых левых». В заключении комиссии Черча говорилось, что «целью проекта «Коинтелпро» было уничтожение и дискредитация коммунистической партии».

Аббревиатурой COINTELPRO (контрразведывательная программа) с 1956 года назывался план специальных мероприятий сначала против коммунистов, потом и против других левых, основанный на политической провокации и распространении дезинформации. Это, безусловно, нарушало и Конституцию, и гражданские права, но план был весьма эффективно реализован. Можно бесконечно спорить, что коммунизм проиграл историческое соревнование с другими идеологиями; но в цитадели капитализма - в США - коммунистическое движение во многом было уничтожено силовыми и полицейскими методами.

В конце XIX века революционно-социалистический потенциал Соединённых Штатов оценивался высоко, Энгельс даже считал, что центр революционного движения переместился в Северную Америку, и в конце жизни тайно посетил США, чтобы своими глазами увидеть, как там зреет революция. В начале прошлого века американские левые социалисты показывали совсем неплохие результаты. В 1904 году отец американского коммунизма Юджин Дебс впервые был выдвинут кандидатом в президенты США. За него проголосовало 20 тысяч избирателей. Через четыре года - уже 500 тысяч, а ещё через четыре года он получил 901 551 голос, или шесть процентов избирателей (в этом же ноябре в России на выборах в IV Думу, правда, по очень сложной и запутанной системе голосования, большевики вместе с меньшевиками получили в пересчёте три процента). Кстати, в президентских кампаниях 1908-го и 1912 годов Социалистическая партия предлагала Джеку Лондону выдвинуть его кандидатуру в президенты. Самый высокооплачиваемый писатель в мире отказался, но активно участвовал в предвыборных мероприятиях. Он был настроен радикальнее своих однопартийцев и в конце жизни даже вышел из партии, обвинив её руководство в оппортунизме.

Партия имела двух членов Конгресса (причём один от Нью-Йорка, это был эмигрант из России Мейер Лондон), сотни депутатов в Законодательных собраниях штатов и городских советов, около 80 мэров городов, доминировала в профсоюзах, до 1914 года её численность росла по 40-60 процентов в год. По отношению к мировой войне, как и во всём социалистическом движении, в партии произошёл раскол, большинство во главе с Дебсом поддержало позицию Ленина. После революции в России на осколках СПА образовалось несколько полулегальных коммунистических партий. Две из них были довольно крупные (по 30 тысяч человек), одну возглавил Чарльз Рутенберг, до войны чуть было не выигравший выборы губернатора штата Огайо, другую - всемирно известный журналист Джон Рид. Приговорённый к десяти годам тюрьмы за поддержку Ленина и большевиков Дебс в партстроительстве не участвовал, но это не помешало выдвинуть его кандидатом в президенты в 1920 году. На выборах он повторил результат 1912 года.

Вместе с американским коммунизмом родился и государственный американский антикоммунизм. Его родоначальником стал генеральный прокурор США Александр Палмер. Палата представителей Конгресса лишила мандата основателя СПА (вместе с Дебсом) Виктора Бергера. Его приговорили за «подстрекательство к мятежу» к 20 годам тюрьмы. Позднее Верховный суд снял это обвинение. Бергер был реформистом, сторонником меньшевиков, но выступал за признание Советской России. В 20-е годы оба конгрессмена-социалиста погибли при загадочных обстоятельствах - Лондон попал под машину, Бергер - под трамвай. Юный помощник Палмера - будущий многолетний шеф ФБР Эдгар Гувер создал в Минюсте специальный отдел (Службу общей разведки), который в 1919 году собрал досье на 150 тысяч человек, подозреваемых в связях с коммунистами. Не русские большевики придумали «философский пароход», за три года до высылки из России Бердяева, Ильина и других по приказу Палмера на пароходе «Бьюфорд» из США в Советскую Россию насильственно отправили 249 леворадикальных интеллектуалов. В декабре-январе 1919/20 годов произошли массовые и незаконные аресты левых и профсоюзных активистов, так называемые «рейды Палмера» - за одну ночь было арестовано шесть тысяч человек, за другую - четыре тысячи. Всех арестованных «иностранцев» (а в то время чуть ли не половина населения США были эмигрантами в первом поколении) депортировали. Тогда несколько судей Верховного суда составили доклад о нарушении Минюстом Конституции. Аресты проводились не только на основании «Закона о борьбе с анархизмом», но и по надуманным поводам. Например, один из основателей компартии Джона Рида доктор Джулиус Хаммер (отец известного в СССР миллиардера Арманда Хаммера) был обвинён в смерти пациентки.

Это была первая волна силового подавления американского коммунизма, численность коммунистических организаций сократилась в десять раз. Вскоре Палмер ушёл в отставку, а в рядах самих коммунистов наблюдались разброд и шатания. Исторические лидеры легализовавшейся в 1923 году объединённой компартии (она называлась Рабочей) конфликтовали между собой, пока не вмешался Сталин и в 1929 году не поставил генсеком Уильяма Фостера, человека известного в мировом рабочем движении, но безвольного. Почти все отцы-основатели из компартии вышли и создали свои организации. Реальным руководителем стал (формально генсеком с 1934 года) Эрл Браудер - один из самых незаурядных персонажей в политической истории США. В России сейчас, особенно после скандального дела Магнитского, хорошо известен миллиардер Билл Браудер - самый крупный у нас иностранный инвестор, почти фанатично поддерживавший любые шаги Владимира Путина (по делу ЮКОСа и т. п.), но неожиданно разругавшийся вдребезги с российским руководством (скончавшийся в СИЗО Сергей Магнитский был юристом инвестиционного фонда Браудера). Это внук бывшего генсека. Он выбрал необычный для своей семьи путь и стал акулой капитализма, с которым боролись его дед и отец.

Эрл Браудер был выдающимся политиком, умным и прозорливым человеком. При нём компартия достигла своего пика. Она пользовалась достаточно большим влиянием в элитах, особенно в университетской среде. Голливуд стал «красным». Как писал в мемуарах Говард Фаст, в 1937 году в компартию хотел вступить даже будущий самый антикоммунистический президент США Рональд Рейган, но его не приняли «по причине легкомыслия». Членами партии стали классики мировой культуры Теодор Драйзер, Говард Фаст, Артур Миллер. Официально численность партии составила 100 тысяч человек, но была ещё нелегальная сеть, все коммунисты, работавшие в органах власти, служившие в армии, скрывали свою принадлежность к партии. В 90-е годы после побега на Запад Василия Митрохина, скопировавшего многие документы архива ПГУ КГБ, стало известно, что даже два конгрессмена-демократа Джонни Бернард (Миннесота) и Хью ДеЛэйси (Вирджиния) были тайными членами компартии, а конгрессмен-республиканец Вито Маркантонио (Нью-Йорк) числился «попутчиком».

В 40-е годы коммунистов начали вновь обвинять в антиамериканской и шпионской деятельности, несмотря на то, что 15 тысяч членов компартии воевали в армии США. Обвинения имели основания, компартия действительно была базой советской внешней разведки. Без неё СССР не получил бы атомных секретов США. Несколько десятков учёных и инженеров- участников «Манхэттенского проекта» были коммунистами, некоторые одновременно советскими агентами (самый известный Клаус Фукс), членом компартии и агентом НКВД была жена руководителя проекта, отца атомной бомбы Роберта Оппенгеймера Кэтрин, да и сам он симпатизировал коммунистам. Руководителем ЦКК КП США вообще был кадровый советский разведчик Яков Голос. Сам Браудер в 20-е годы был резидентом Коминтерна на Дальнем Востоке. Его первая жена - Кэтти Харрис, советская Мата Хари, легенда нелегальной разведки (и любовница Дональда Маклина из «кембриджской пятёрки»), оказавшаяся потом в сталинских лагерях. Вторая, русская жена Раиса Лугановская до отъезда из СССР работала в Иностранном отделе НКВД (бабушка Билла, отца которого в честь Дзержинского назвали Феликсом). Сестра - Маргарет, она же Джин Монтгомери, была связной советского резидента в Западной Европе; племянница - Хелен Лаури (оперативный псевдоним «Дина»), она же Елена Ахмерова, жена легендарного советского резидента нелегальной разведки в Северной Америке Исхака Ахмерова (до 70-х годов преподавала в разведшколе КГБ).

В начале Второй мировой войны генерал НКВД Вальтер Кривицкий сдал американцам сотню советских агентов в США. Причём некоторые фамилии просто называл в газетных статьях (сестра Браудера упоминается и в его книге «Я был агентом Сталина»). Однако разоблачения Кривицкого остались тогда без последствий, хотя вскоре в гостиничном номере был обнаружен окровавленный труп самого старого чекиста. В это же время порвал с коммунизмом секретарь ЦК и редактор партийной газеты «Дейли уоркер», а по совместительству агент ГРУ Уиттекер Чемберс. Он передал президенту Рузвельту досье на внедрённых в президентское окружение агентов Советского Союза. Выпускнику московской разведшколы Чемберсу было о чём рассказать, но Рузвельт назвал его информацию «бредом». Показаниям бывшего идеолога компартии не поверил даже болезненно подозрительный Эдгар Гувер. Чемберс обиделся и больше не надоедал властям. Он быстро сделал карьеру в журналистике и через несколько лет стал главным редактором крупнейшего американского журнала «Тайм».

В сентябре 1945 года на Запад сбежал шифровальщик советского посольства в Канаде Игорь Гузенко, он захватил с собой переписку резидента ГРУ Николая Заботина с американскими агентами. А ещё через месяц на приём к Эдгару Гуверу пришла многолетняя советская агентесса Элизабет Бентли. Она была помощницей и гражданской женой самого Якова Голоса, неожиданно скончавшегося в 1943 году. Бентли раскрыла Гуверу коммунистическое подполье в Нью-Йорке и Вашингтоне, назвала десятки правительственных чиновников, работавших на СССР, и даже семерых сотрудников УСС (нынешнего ЦРУ). Информации Гузенко и Бентли было недостаточно для судебного преследования, тем более Бентли к тому времени страдала психическими расстройствами, а предупреждённая советская разведка приняла все меры, чтобы минимизировать ущерб. Дешифровка советских донесений шла туго - знаменитая программа «Венона» продолжалась до 1980 года, а рассекречена вообще была только в 1995 году, когда эти сведения представляли уже только исторический интерес. И тогда Гувер принимает историческое решение - организационно и идеологически покончить с американским коммунизмом, тогда и советского шпионажа не будет. Это было созвучно настроениям в правящем классе, начиналась холодная война. Гувер вспомнил о Чемберсе. С его публичных выступлений в Сенате и началась «охота за ведьмами», эра маккартизма.

Реальные агенты СССР пострадали очень мало. В тюрьму попали несколько человек, передававших атомные секреты, и были казнены супруги Розенберг, вина которых не была доказана (они действительно являлись агентами, но доказательства появились через несколько десятилетий). Из агентов - правительственных чиновников пострадал один Алжер Хисс - помощник госсекретаря и, кстати, первый генеральный секретарь ООН (на организационном этапе во время Сан-Францискской конференции). Но и его посадили не за шпионаж, а за лжесвидетельство (он отрицал знакомство с Чемберсом). Причём он долго считался жертвой маккартизма, и только в 90-е годы появились доказательства, что он всё-таки работал на СССР. Зато на основании «Акта Смита» в 1948-1951 годах в тюрьму были отправлены все руководители коммунистической партии высшего и среднего звена, их обвиняли в заговоре, выразившемся «в форме пропаганды и обучения марксизму-ленинизму». Одновременно шла «декоммунизация» интеллигенции. Появились запреты на профессии, были уволены из университетов все профессора-коммунисты.

Перестала существовать влиятельная коммунистическая прослойка в Голливуде. Многие режиссёры и сценаристы - члены компартии вынуждены были уехать из страны, как, например, Жюль Дассен - классик американского и европейского кино и активист еврейской секции КП США (отец французского эстрадного певца Джо Дассена). Либо зарабатывать на жизнь, работая под псевдонимами как Далтон Трамбо. После года тюрьмы (за неуважение к Конгрессу: Трамбо заявил маккартистам, что членство или нечленство в компартии - это его личное дело и их не касается), он вынужден был перебраться в Мексику. В 1956 году фильм «Отважный» получил «Оскара» за лучший сценарий, но сценаристом значился никому неизвестный Роберт Рич, это был псевдоним Трамбо. А «Оскаром» за знаменитые «Римские каникулы» он был награждён только в 1993 году через 17 лет после смерти; 40 лет - с 1953 года - эта премия формально принадлежала другому человеку. От рака лёгких, полученного в тюрьме из-за застарелого туберкулёза, в нищете умер когда-то самый высокооплачиваемый сценарист Голливуда, основоположник «крутого детектива» и руководитель секции «писателей-марксистов» в компартии США Дэшил Хэммет.

Внутри самой компартии тоже не было стабильности. После роспуска Коминтерна Эрл Браудер предложил реформировать партию. По сути, речь шла о десталинизации. В книге «Тегеран. Наш путь во время войны и мира» он задолго до Тольятти и «еврокоммунистов» высказал весьма смелые идеи переустройства коммунистического движения и даже добился поддержки на партийном съезде. Но вскоре по указанию Сталина был объявлен «ревизионистом и ренегатом», к руководству партии вернулся престарелый Фостер, а Браудера исключили из её рядов. Он работал продавцом в книжном магазине. Вместе с Браудером из партии вышли тысячи его сторонников. После дела Еврейского Антифашистского комитета и начала борьбы с космополитизмом в СССР, из компартии США в массовом порядке начали выходить евреи, а они составляли 20 процентов её состава.

Но основная роль в разрушении компартии всё же принадлежит Гуверу и маккартистам. В 1957 года Верховный суд признал все вердикты по процессам по делам коммунистов антиконституционными, но компартия к тому времени превратилась в малочисленную и маловлиятельную организацию. Тем не менее, она получала подпитку от негритянских, антивоенных и студенческих движений. Тогда Гувер и утвердил программу «Коинтелпро». В 1958 году Гувер издал свою известную книгу о том, как бороться с коммунизмом, там заклеймён и марксизм, и все левые идеологии, но вообще-то ни слова не говорится о том, что с ними надо бороться путём фальсификаций и провокаций. Программа предусматривала целый комплекс незаконных мероприятий - натравливание на коммунистов мафии (эта операция ФБР носила кодовое название «Обман»), заказные убийства, ложные обвинения в торговле наркотиками и оружием, разжигание внутренних конфликтов, фабрикация компромата, распространение провокационных слухов, клеветы, подложных документов, фальсифицированных фотографий и т. п. Сейчас программа признана преступной, но ни один из её участников не привлечён к ответственности. Некоторые жертвы программы подавали в суды, разбирательства длились по 10-15 лет, им выплатили денежную компенсацию, причём за счёт бюджета ФБР. Гувер внедрил в ряды компартии тысячи платных агентов. По некоторым оценкам, половина членов Национального комитета и аппарата ЦК были людьми Гувера. В том числе второй человек в партии Моррис Чайлдс (операция «Соло», 1953-1980), награждённый советским орденом Красного Знамени, друг Суслова (он с ним учился в СССР), Андропова, Хрущёва, Кастро, Брежнева. Через Чайлдса американские коммунисты получали финансовую помощь от СССР. Она была относительно небольшая (от 200 тысяч до полутора миллионов долларов в год, например, на президентскую кампанию Урхо Кекконнена в Финляндии СССР тратил в десятки раз больше), в ФБР копировали номера банкнот и потом знали все конфиденциальные траты коммунистов.  

«Коинтелпро» была не единственной программой по борьбе с инакомыслием в США. Во время «Уотергейского скандала» помощник Никона по внутренней безопасности Джон Дин, выторговывая свою неприкосновенность, передал следствию любопытные бумаги, доставшиеся ему от предшественника Тома Хьюстона. Хьюстон был при Никсоне координатором работы многочисленных американских спецслужб (ЦРУ, ФБР, РУМО, АНБ). Среди его бумаг была и докладная записка президенту, посвящённая методам политического сыска - провокациям, незаконному проникновению в помещения, перехвату и перлюстрации почты. «Использование этих методов, конечно, незаконно, равносильно, скажем, взлому. Они в высшей степени рискованные и могут создать весьма затруднительное положение в случае обнаружения. Однако они наиболее результативны и могут дать сведения, которые нельзя добыть другими путями», - докладывал Хьюстон президенту. У АНБ были программы MINARET и SHAMROK по внутренней слежке и т. д. Но основная заслуга в ликвидации компартии принадлежит ФБР.

Гувер выполнил свою задачу. Американского коммунизма как реального фактора не существует. В 1984 году президент Рейган наградил высшей наградой США - Президентской медалью Свободы - Чемберса за его «вклад в эпическую борьбу столетия между свободой и тоталитаризмом» (посмертно), в 1987 году Чайлдса. Президент Буш-мл. торжественно отметил 100-летие со дня рождения Чемберса. Сейчас в КП США 15 тысяч человек, она бедствует, сдаёт в аренду свой знаменитый офис ЦК на Манхэттене. В её программе есть слова «социализм» и «коммунизм», но борется она за права лесбиянок и свободу однополых браков…

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Другие материалы по теме

15:11

вчера 19:52

20 октября