15.02.2016 | №3318

Михаил Турпанов: «Я играл и плакал»

Фото: Андрей МЕРКУЛОВ

Он переступил порог Красноярской музыкальной школы № 11 в пять лет. Мечтал стать барабанщиком. Но барабанов в школе почему-то не обнаружил — его отдали в класс фортепиано, к замечательному учителю Марине Бояркиной… С тех пор прошло двадцать лет. Сегодня Михаил Турпанов — один из лучших молодых российских пианистов. Окончив Московскую консерваторию, где он учился у двух выдающихся музыкантов современности Николая Петрова и Михаила Воскресенского, много гастролирует, выступает сольно и с известными музыкантами и оркестрами, пишет музыку. Одна из знаковых последних побед Михаила Турпанова — участие в XV Международном конкурсе имени Чайковского, на котором он был удостоен диплома лучшего участника второго тура.

На днях в малом концертном зале филармонии состоялся сольный концерт пианиста. Молодой музыкант признаётся, что играет в Красноярске с особым чувством, ведь в зрительном зале друзья, педагоги и самая преданная поклонница и почитательница его таланта — бабушка. В этот вечер среди произведений, которые исполнил Михаил, были и сочинения Григ — композитора, с которым у Михаила связаны нежные и трагикомичные детские воспоминания.

— Хорошо помню одно из выступлений в музыкальной школе, на котором я должен был играть “Танец эльфов” Грига. Мне было шесть лет. Я никак не мог найти маму, которая куда-то ушла, и заплакал. Потом успокоился, вышел на сцену, стал играть, а мелодия “Танца” — грустная, написанная в ми-миноре, и у меня непроизвольно во время выступления сама покатилась слеза. До сих пор помню то ощущение.

— Трудно ли было решиться на участие в конкурсе Чайковского, выйти на музыкальный ринг с лучшими исполнителями мира?

— Это настолько серьёзное испытание, что я долго колебался, подавать ли заявку на участие, думал, что авантюра. Не было уверенности, что пройду даже отбор, но преодолел этот этап. Конечно, мне хотелось победить, но, с другой стороны, я понимал, как бы ты ни готовился, может случиться всякое. Поэтому прогнозов не строил, для меня стало большим счастьем просто сыграть фактически два сольных концерта в Большом зале консерватории. Время, признаюсь, было достаточно напряжённое. Моя семья сделала всё, чтобы я чувствовал себя максимально комфортно. Как спортсмен, перед выступлением старался соблюдать определённый режим, в том числе и в распорядке дня, и в питании. Пытался оставаться спокойным, но всё равно волновался. Мне очень хорошо игралось на первом туре, на втором выступил более скованно — вдруг почувствовал всю тяжесть ответственности, появилось ощущение, что играю не только за себя… Во втором туре я оказался единственным представителем класса Воскресенского, хотя изначально нас было трое. Кроме того, в день, когда мне предстояло играть концерт Моцарта, моему учителю Михаилу Сергеевичу Воскресенскому исполнялось 80 лет. Я переживал за то, чтобы его не подвести, нервничал. В целом оцениваю своё выступление как далеко не самое удачное, мог бы сыграть лучше, если бы знал о тех ловушках, которые может преподнести моя психика. Оказаться наедине с миллионной аудиторией, которая следит за каждым движением, за каждым звуком (велась прямая интернет-трансляция на весь мир), нешуточный экзамен.

— У Вас были потрясающие педагоги, начиная с красноярских. В Москве Вам тоже очень повезло. О том, чтобы получить в наставники таких выдающихся музыкантов, как Николай Петров и Михаил Воскресенский, может мечтать любой начинающий пианист.

— Мне действительно очень повезло. Николай Арнольдович Петров был, пожалуй, самым известным пианистом в России, и не только в кругу почитателей академического искусства. Благодаря активной общественной деятельности музыканта знали почти все, его имя постоянно фигурировало в информационном пространстве. Сегодня такой известной личностью среди классических музыкантов является Денис Мацуев. Когда Николай Арнольдович скончался, я был растерян. Было желание “пойти на принцип” — выпускаться из консерватории самостоятельно, без наставника. Но меня пригласил Михаил Сергеевич Воскресенский, который был в очень тёплых отношениях с Петровым с давних лет. Я понял, что он будет бережно относиться к тому, что вложил в меня Николай Арнольдович, помогать мне идти по собственному пути. Михаил Сергеевич Воскресенский — выдающийся музыкант, пианист. В прошлом году на фестивале “Лики современного пианизма” он потрясающе исполнил программу из двух отделений. Причём в первом была Третья соната Брамса, во втором — Восьмая соната Прокофьева, одно из самых масштабных и сложных произведений. Михаил Сергеевич сыграл так, что казалось, не существует никаких преград — ни физических, ни технических. Он изумительный педагог, многие выдающиеся музыканты современности его ученики, в том числе Юрий Фаворин. Во многом мои мастера были очень похожи — у обоих широкая душа, восторженное отношение к музыке, умение наслаждаться звуком, процессом игры...

— Знаю, что Вы выступили в качестве педагога Вашего младшего коллеги, который учился в Красноярске у того же педагога, что и Вы, — Марины Данииловны Бояркиной.

— Был такой случай. Владлен Петров сейчас учится на первом курсе консерватории, занимается в классе Воскресенского. Михаил Сергеевич уезжал на гастроли, и возникла необходимость подменить его. Я занимался с несколькими студентами, в том числе с Владленом. Правда, этот урок больше был похож на общение двух коллег. Могу сказать, что у Николая Арнольдовича Петрова подобный подход к занятиям был педагогическим принципом. На одном из первых уроков он сказал: “Мы с тобой, Миша, вдвоём как в бане. Все регалии остались в гардеробе: я — не народный артист, а ты — не студент. Мы — коллеги: я — старший, ты — младший. Ничего заставлять и требовать тебя делать не буду, могу только посоветовать”.

— Вы учились у двух выдающихся пианистов, которые к тому же обладатели большого обаяния и харизмы. Не ловили себя на том, что Вы подражаете или хотите подражать им?

— Такой соблазн есть всегда. Но стать вторым Петровым или Воскресенским невозможно. Да и не нужно, в искусстве важна индивидуальность. Надо прислушаться к себе и найти то, что органично и близко твоей душе, физике. Нужно чётко осознавать, что состояться в музыке можно, только найдя свой собственный путь. Порой заметно, что молодые исполнители находятся под влиянием исполнительской манеры того или иного мэтра, причём, бывает, сразу нескольких. Получается такое нагромождение чужих влияний — очень разных, иногда противоборствующих ингредиентов, которые бессмысленно следуют друг за другом.

— Что самое сложное для Вас в профессии?

— Сложно начинать, приступать к работе над произведением. Это можно сравнить с боязнью белого листа у писателя или композитора. Когда начинаешь, даже хорошо зная пьесу на слух, ты не ведаешь, какие опасности ждут тебя, подводные камни, где споткнёшься… Неизвестность перед погружением в ту или иную музыку немного пугает. Для меня это мучительно, и самая большая задача — перебороть себя в этот момент. Но потом, поймав волну, ты втягиваешься и уже решаешь трудности по мере их появления.

— Кто для Вас является самым объективным критиком, способным не только сказать комплимент, поддержать, но и указать на ошибки?

— Это мои друзья, семья, педагоги. Они всегда скажут то, что есть на самом деле, что понравилось, а что нет. Правда, что касается семьи, то бабушка в отличие от родителей и жены более пристрастна, ей, как правило, нравится всё, что я делаю. Бабушка очень солидный противовес всем критикам, но признаюсь, что такого слушателя, который всегда за тебя, иметь очень приятно.

Досье

Михаил Турпанов родился в Красноярске в 1989 году. Учился в Красноярской детской музыкальной школе № 11 у заслуженного работника культуры Марины Бояркиной.

В 2003-м поступил в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории имени П. И. Чайковского (класс фортепиано Н. Н. Макаровой).

С 2007 года — студент Московской государственной консерватории (класс специального фортепиано профессора Н. А. Петрова; с 2011 года — класс специального фортепиано профессора М. С. Воскресенского). Михаил — лауреат и обладатель специальных призов Всероссийских и международных конкурсов. Регулярно концертирует с сольными и камерными программами как в странах Европы (Сербия, Франция, Дания, Норвегия), так и во многих городах России.

Пианист выступал с симфоническими оркестрами Екатеринбурга, Воронежа, Ярославля, Волгограда, Красноярска, Орла, Новосибирска, Барнаула, с московским камерным оркестром MusicaViva и т.д. Участник фестивалей Pianoscope (Бовэ/Франция, 2013), Copenhagen Summer Music Festival (Копенгаген, 2013), “Gradus ad Parnassum”, “Шаги на снегу”, “Русские вечера”.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.

Получить код для вставки в блог

Также в этом разделе

Комментарии
Loading...
вчера 23:00