Красноярск неравнодушный

Кризисный центр "Дом матери" даёт приют женщинам и детям, оказавшимся в трудной ситуации

Директор центра Юлия Доронина — о своих подопечных и их будущем.

Кризисный центр "Дом матери" даёт приют женщинам и детям, оказавшимся в трудной ситуации

Александр Черных

Первые шаги Лазиз сделал здесь — в кризисном центре фонда “Дом матери”. Сюда малыш переехал с мамой Ниной и старшей сестрёнкой Назимой, когда ему было всего две недели. Сейчас ребёнок уже начинает разговаривать, уверенно топает по комнатам центра. За этот год более уверенной стала и его мама: она купила комнату в общежитии, у семьи появились одежда, обувь, предметы первой необходимости. Скоро Нина с детьми начнёт новую — самостоятельную жизнь.

— Папа Лазиза бросил нас, когда я была беременной, — рассказывает она. — Снимала квартиру, работала продавцом шаурмы почти до самых родов, на восьмом месяце ушла, потому что стало совсем тяжело. В Красноярске родственников у меня нет. Только дети, дочка сейчас учится в четвёртом классе. Родители живут в другом городе, мама присылала нам деньги, но это неудобно — брать у них. Аренда обходилась нам в 15 тысяч рублей. После родов стало ещё хуже. У меня был тромб, много денег ушло на лекарства. Понимала, что платить за квартиру нечем. Плакала, плакала, не знала, что мне делать и куда идти…

Нине рассказали о кризисном центре фонда “Дом матери”, дали телефон его руководителя — Юлии Дорониной.

— И мы переехали сюда, — говорит Нина. — Вот уже год и два месяца живём в центре. Юлия Викторовна помогла мне с покупкой комнаты — познакомила с риелтором. Я использовала материнский капитал, теперь у нас есть жильё, прописка. В сентябре Лазиз пойдёт в садик. Переедем в свою комнату, буду работать. Хотя не представляю, как это — жить отдельно. Центр стал моим домом.

Нина рассказывает, что нашла здесь новых друзей. Не все семьи живут в центре так долго, как она. Но отношения поддерживают и после переезда.

— Мамы с детьми приезжают сюда на дни рождения, на Новый год, помогают друг другу, — рассказывает Нина. — Когда приходит время переезжать из центра, больше всего переживают дети — не хотят жить отдельно, привыкли вместе. Перед Новым годом от нас должна была уехать мамочка с двумя детьми. Но её десятилетний сын так плакал, что они остались до января. Новый год были с нами.

image description

Не хочу об этом говорить

Юлия Доронина показывает нам центр. Везде чистота и порядок, даже несмотря на то, что сейчас начался переезд. “Нам удалось снять помещение на улице Белопольского, и теперь перевозим склад туда”, — рассказывает Юлия.

Кризисный центр помощи семье и детям — не единственный проект фонда “Дом матери”. Очень востребован и “Пункт взаимопомощи”. Большие коробки аккуратно расставлены вдоль стен. Чтобы было проще найти необходимое, каждая подписана: “Колготки от 1 до 7 лет”, “Шапки для взрослых”, “Комбинезоны, девочка, 2+”…

— Мы принимаем вещи — одежду, обувь, канцелярию, а также детские кроватки, коляски, манежи, передаём их нуждающимся семьям, — говорит Юлия Доронина. — Понятно, что в одном помещении и центру, и складу было тесно. Нам приносят очень много вещей, их нужно разобрать, рассортировать. Этим занимаются наши девочки (так здесь называют мам. — Ред.).

Вообще, у всех проживающих в центре есть свои обязанности, расписаны дежурства: по кухне, по складу, по уборке, по присмотру за детьми.

Большая комната выполняет роль и гостиной, и детской игровой. Жилых комнат в центре пять, каждая рассчитана на две семьи. В душевых — свежий ремонт, на двери закреплено расписание использования стиральных машин.

— В советское время в этом помещении была типография. Потом его выкупил наш арендодатель, он планировал открыть здесь хостел, — объясняет Юлия. — Сделал ремонт в душевых, а потом передумал. И сдал помещение в аренду. Остальные комнаты не были отремонтированы, мы приводили их в порядок своими силами.

На небольшой кухне одна из мам чистит картошку. Другая режет курицу, просит нас не фотографировать её даже со спины. “Она пережила очень непростую ситуацию, стала жертвой домашнего насилия, не хочет говорить об этом, — поясняет руководитель центра. — А вторая мамочка приехала с детьми вчера поздно вечером. В Красноярск она перебралась на заработки, но не получилось. Уверена, вместе мы справимся”.

image description

Стал бить детей

В феврале исполнится три года с момента переезда центра в это помещение.

— В июне 2017 года зарегистрировали фонд. Думали, что начнём работу постепенно: соберем деньги, построим дом, а может, государство помещение выделит… Но действовать пришлось быстро, — вспоминает Юлия Доронина. — На тот момент я уже оказывала точечную помощь семьям как волонтёр. Одна из мамочек, которую мы поддерживали, оказалась на улице с тремя детками. Стала жертвой домашнего насилия: супруг над ней издевался, она терпела. Когда начал бить маленьких деток, ушла. Мы срочно сняли трёхкомнатную квартиру для центра. Арендную плату внесли с зарплаты мужа, он работал мебельщиком.

По образованию Юлия — педагог. Несколько лет она работала в детском приюте, параллельно занималась волонтёрской деятельностью.

— Я всегда думала, что у меня будет большая приёмная семья, но жилищные условия не позволяли, — говорит она. — Стала сотрудничать с организациями, которые помогали семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. А потом пришло понимание: разово — продуктами, вещами — ничего не изменишь. И совсем непросто, если у мамы нет собственного жилья, а на руках — маленький ребёнок. В таких случаях у государства одно предложение: временно отдайте ребёнка в учреждение. Но вот забрать его потом бывает достаточно сложно.

image description

Это неэтично

Кризисный центр принимает мам с детьми, беременных, женщин, переживших домашнее насилие или оказавшихся в трудной жизненной ситуации. За эти годы количество получивших поддержку здесь уже исчисляется сотнями.

— Фонд стал известным, к нам направляют семьи представители опеки, полиции, социальной защиты, — рассказывает Юлия. — Мы можем принять до 25—30 человек одновременно, всё зависит от возраста детей. Где-то кроватку подставим, что-то передвинем. Бывает, что мест не хватает, но отказать нуждающимся в помощи сложно. Тогда начинаем звонить в партнёрские организации, искать, кто может принять семью.

С каждой женщиной заключают договор, в котором прописаны правила проживания.

— По договору у нас можно жить два месяца, но при необходимости продляем этот срок, — говорит руководитель центра. — Куда женщина пойдёт с маленькими детьми, если нет ни работы, ни жилья? Оставляем до разрешения ситуации. Иногда мамы кооперируются — вместе снимают жильё, работают посменно. Пока одна трудится, вторая присматривает за детьми.

В центре категорически запрещено курить и употреблять алкогольные напитки. “Да, с зависимыми мамами бывает сложно, но таковы правила, и их должны соблюдать. Объясню почему. Центр существует на пожертвования: каждый отрывает кусочек от своей семьи, чтобы здесь было что покушать, во что одеться, чем оплатить аренду, — объясняет Юлия.Неэтично, когда люди помогают маме, чтобы её детки на ноги встали, а мама тратит деньги, пусть и свои, на сигареты”.

Если женщина работает, она отдаёт на нужды центра не более трети зарплаты. Если трудоустроена неофициально, то вносит пять тысяч рублей в месяц.

— Иногда мы идём навстречу, например, если у мамы есть какие-то долги, кредиты, и вообще не берём у неё деньги, — рассказывает руководитель центра. — В итоге от этих взносов собираем совсем небольшую сумму, которая не покрывает расходы центра. Но это необходимо для того, чтобы мамы умели распоряжаться своими финансами. Также такие взносы дисциплинируют. Когда ты получаешь что-то даром, можешь не придавать этому значения. Ценишь то, во что вкладываешь.

Все, кто живёт здесь, должны соблюдать режим дня.

— Конечно, время тихого сна и отбоя в первую очередь обозначено для деток, мамы могут вечером посидеть, поговорить, чай попить. Мы приветствуем, когда они общаются, дружат, — поясняет Юлия. — Всегда говорим: если вы оказались у нас, значит, рассчитывать вам не на кого. Выстраивайте отношения здесь. Да, иногда нам приходится расставаться раньше срока — если женщина нарушает правила центра. Но ведь мы договариваемся на берегу, а дальше выбор за мамой. Что она хочет? Гулять, устраивать личную жизнь или дать будущее своим детям? Если последнее её не интересует, у неё другие ценности, тогда мы ей не помощники.

image description

Он придёт с пистолетом

Издевался, бил, выгнал. Приехала в большой город, и ничего не получилось. Сказал, что с ребёнком ему не нужна… Причины, которые приводят женщин в этот центр, разные. Объединяет одно — им больше некуда обратиться.

— Много ситуаций связано с домашним насилием. Причём нередко внешне эти семьи выглядят как вполне благополучные, — говорит Юлия. — Мы сотрудничаем с кризисным центром “Верба”, который как раз занимается этой темой. Его психологи, юристы помогают нашим женщинам. Потом, пережив такой опыт, избавившись от тирании, многие из них становятся нашими волонтёрами.

Некоторое время назад в центр пришла мама с тремя детьми. Женщина находилась в состоянии паники. Следила за тем, чтобы входная дверь всегда была заперта, кричала: “У него пистолет, он всех перестреляет”. Она боялась своего гражданского мужа — отца её третьего ребёнка.

— Несколько раз он отбирал малыша, мы возвращали ребёнка с полицией, — вспоминает руководитель центра. — Избивал её. Но фактически родительских прав он не был лишён. Поэтому однажды мы разрешили ему пообщаться с ребёнком на территории центра. Он наговорил женщине ласковых слов, она растаяла и разрешила им погулять. Он снова увёл ребёнка. Позвонил со словами: “Не вернёшься ко мне? Тогда его больше не увидишь”. Через два дня предложил навестить малыша. Она побежала так, что даже нас не предупредила. Когда к ночи не вернулась в центр, мы забеспокоились.

В десять вечера Юлия позвонила пропавшей женщине. Она ответила ей совершенно отсутствующим голосом, сказала, что всё нормально.

— Но я поняла: происходит что-то страшное, — говорит руководитель центра. — Вместе с мужем, её соседкой по комнате и волонтёром мы отправились к дому, где жил этот мужчина. Номера квартиры не знали. Снова позвонили нашей маме, сказали: если через пятнадцать минут не спустишься, вызываем полицию. Через некоторое время она просто выпала из лифта: у неё были выбиты зубы, расплылась гематома на полголовы. А он сбежал, заперев детей в квартире: она взяла с собой второго ребёнка, когда спешила на встречу.

Чтобы вызволить детей, вызвали МЧС. Только тогда этот мужчина через таксиста передал ключи от квартиры…

— На данный момент место жительства ребёнка определили с матерью, — рассказывает Юлия. — Семья защищена. И, как часто происходит в историях с домашними тиранами: исчезла жертва, пропал интерес. Этот мужчина их больше не беспокоит. Сейчас эта мамочка — наш волонтёр. Поскольку у неё есть юридическое образование, она помогает составлять иски и другие документы, консультирует.

Представитель центра отмечает: к сожалению, от домашнего насилия никто не застрахован. А уйти от тирана зачастую мешает страх.

— Женщины опасаются за свою жизнь, за жизнь детей. А когда тиран переходит все возможные грани, просто не видят выхода из ситуации, особенно те, у кого нет родственников и за помощью обратиться не к кому, — объясняет Юлия. — Страх остаться на улице, манипуляции и шантаж “я заберу у тебя детей” мешают уйти. Почему женщины выбирают таких мужей? Нередко они наблюдали такие же отношения в детстве, когда папа бил маму, и считают это нормой. Наша практика показывает: если для женщины насилие в семье — новость, она быстро уйдёт от тирана. Но если у неё занижена самооценка, в детстве она привыкла видеть маму жертвой, будет терпеть до последнего.

Опыт работы центра показывает, что перевоспитать тирана практически невозможно.

— На моей памяти только однажды мужчина прекратил пить, перестал бить. Но всё равно в итоге семья не сложилась, — говорит Юлия. — Мы помогаем нашим девочкам менять мышление, повышаем уровень их самооценки. Чтобы она понимала: женщина — не рабыня и не прислуга. И она не должна терпеть унижения. Поскольку в нашей стране домашнее насилие декриминализировали, привлечь таких тиранов к уголовной ответственности очень сложно. Только если удастся доказать, что истязания происходят систематически. В основном всё заканчивается разводом и определением места жительства ребёнка с матерью.

image description

Будем строить дом

— Пока мы физически не успеваем охватить все направления, какие хотели бы, — рассказывает Юлия. — Продолжаем помогать мамочкам, которые выбыли из центра и начинают самостоятельную жизнь, — при необходимости привозим им вещи, продукты. Такую же поддержку оказываем другим семьям, оказавшимся в сложных ситуациях. К первому сентября обязательно проводим акцию “Собери ребёнка в школу”. Поздравляем ребятишек с Новым годом. Некоторые их них впервые видят Деда Мороза, это такая радость для них! К сожалению, есть семьи, у которых нет возможности сводить детей на ёлку. Дед Мороз с подарками приходит к ним домой.

В новогодние праздники Дедом Морозом становится муж Юлии.

— Он же и директор фонда, и мебельщик, и сантехник, и грузчик, и плакательная жилетка. Слава Богу за моего мужа, другой бы уже ушёл. А он шутит: мне жена досталась с приданым. Мы познакомились, когда были волонтёрами. У меня уже тогда созрело решение создать фонд, — вспоминает Юлия. — Муж говорит: ты меня обманом вовлекла, сказала — будешь директором фонда, только бумаги станешь подписывать… Но на самом деле ему самому всё это нравится. И мы — лучшая поддержка друг для друга.

В перспективе фонд хотел бы работать с подростками в детских домах — помогать в подготовке ребят к самостоятельной жизни.

— Даже самый лучший детский дом, в котором работают суперпрофессионалы, не может научить ребёнка тому, что даёт семья, — отмечает Юлия. — К сожалению, выпускники таких учреждений не знают, как общаться, выстраивать семейные отношения, воспитывать детей. Они как аквариумные рыбки, которых выпустили в озеро и те погибли, потому что привыкли жить в комфортных условиях. Девочки-выпускницы детдомов, которые попадают к нам центр, не умеют готовить, распоряжаться деньгами… Мы учим их всему этому. Нередко получается замкнутый круг: не имея необходимых знаний, они теряют своих детей — малыши также становятся воспитанниками госучреждений. Да, потом приходит опыт, ради следующих детей они готовы на многое. Но первые уже потеряны.

Центру помогают волонтёры: психологи, медицинские работники, педагоги, мамочки, которые сами раньше жили здесь. Студенты приходят заниматься с детьми.

— Наши меценаты стали для нас друзьями. Когда мы открыли фонд, люди начали помогать, видеть результаты нашей работы, подключать своих знакомых, друзей, — говорит Юлия. — У нас есть меценат, которого я никогда не видела. Он уже третий год оплачивает половину аренды этого помещения. Сейчас начинают сбываться наши мечты. Мой муж говорит: когда-нибудь наши мамы станут бизнесменами и будут финансово поддерживать фонд. Так и получается: одна из мам помогла арендовать склад.

Фонд принимает от неравнодушных жителей одежду, продукты, деньги. Вещи и продукты можно привозить в течение всего дня в кризисный центр, он располагается по адресу: улица Вильского, 3.

— Недавно мы купили в кредит участок в Солнечном. Хотим построить дом для кризисного центра, — рассказывает Юлия. — Он будет гораздо просторнее, со своей детской площадкой, карантинной зоной, в которой будет находится семья, пока проходит обследования. Обязательный медицинский осмотр — правило приёма в центр. Уже нашлись волонтёры, которые готовят проект нашего дома. Чтобы быстрее “отработать” участок, сейчас я дежурю на АЗС — сутки через трое. В эти сутки отдыхаю от нужд фонда, ведь ему мы с мужем посвящаем практически всё своё время. Недавно мамы сделали нам удивительный подарок — купили сертификат с открытой датой в загородный коттедж, и мы с мужем можем уехать и побыть вдвоём. Но пока никак не получается выбрать время, постоянно дела, дела… Вообще, когда мы открыли фонд, поняли, как много вокруг добрых людей, готовых помогать другим. Главное для них — видеть результат благотворительности. А у нас всё просто: пришёл, познакомился с теми, кто нуждается в поддержке, и помог.

image description

В декабре Юлия Доронина получила памятную медаль и грамоту от президента РФ “За бескорыстный вклад в организацию Общероссийской акции взаимопомощи “Мы вместе”.

Весной 2020 года, с началом пандемии, фонд стал работать ещё активнее. Волонтёры поддерживали женщин, попавших в сложную жизненную ситуацию, потерявших работу. Помогали как материально, так и морально — успокаивали, подбадривали.

Анастасия Мельникова
Опубликовано 7 месяцев, 3 недели назад,   31 января 2021 г. 12:30
Опубликовано 7 месяцев, 3 недели назад,   31 января 2021 г. 12:30

Обзор материалов

АКТУАЛЬНО / 22 сентября 2021 г. 14:00

За все время в регионе подтверждено 113 206 случаев заболевания COVID-19.

ДАЧНЫЙ СЕЗОН / 8 сентября 2021 г. 15:00

Гортензия — растение теплолюбивое, но существуют и зимостойкие сорта.

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ / 8 сентября 2021 г. 13:37

Компания МТС проанализировала популярность аудиогида "Городские легенды Красноярска" летом 2021 года.

НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ / 17 сентября 2021 г. 16:10

Главное — презентовать себя и грамотно преподнести свои услуги.

PRO ДВИЖЕНИЕ / 21 сентября 2021 г. 14:45

В среду на планете отметят Всемирный день отказа от автомобиля.

ДЕТСКИЙ РАЙОН / 11 августа 2021 г. 19:52

Полиция проверяет работу школ по профилактике детского травматизма на дорогах.

ДОБРЫЙ СОВЕТ / 28 февраля 2021 г. 17:00

Как аренда вещей поможет сэкономить деньги.

ЖИВОЙ УГОЛОК / 21 сентября 2021 г. 15:35

Об исчезновении животных рассказали в Татышев-парке.

ЖКХ И БЛАГОУСТРОЙСТВО / 22 сентября 2021 г. 14:30

Благоустройство общественного пространства практически завершено.

МЫ - ВМЕСТЕ / 10 июля 2021 г. 10:00

Что изменилось для инвалидов, получающих средства реабилитации.

НЕОТЛОЖКА / 21 сентября 2021 г. 12:00

Мужчина приехал в регион из Южной Америки.

ПЕРСОНА / 25 августа 2021 г. 16:00

Состояние Валентины Шнайдер оценивается в 650 млн долларов.

ПРОСПЕКТ КУЛЬТУРЫ / 21 сентября 2021 г. 19:32

В программу Beat Weekend вошли фильмы последнего фестиваля, а также победители Национального конкурса и новые короткометражки об отечественных предпринимателях.

СТАДИОН / 22 сентября 2021 г. 9:00

Состязания пройдут в 12 возрастных группах среди мужчин и в абсолютной категории среди женщин.

КРАСНОЯРСК ИСТОРИЧЕСКИЙ / 1 сентября 2021 г. 12:00

В 1935 году Совнарком принял постановление о единой дате начала учебы (1 сентября) во всех школах.