Новости

Наталия Волкова - детская писательница и поэт: "Начните с «Библии в СМСках»"

Девушку интересовала не любовь, а политика

Наталия Волкова - детская писательница и поэт, живёт в Москве. Автор книг «Картина в папиной мастерской», «Дреби-Дон», «День открытых дверей», «У меня есть тайный остров» и других. В её книгах открывается мир, увиденный глазами ребёнка. И он светел и чудесен. Здесь вы встретите страшную Жуть, обнаружите голодный дырявый карман, узнаете, где живут феи, чем Очень Большая радость отличается от Маленькой и Тихой…

По образованию Наталия Волкова - преподаватель английского языка. В своё время она пыталась заниматься наукой, но, по её признанию, в процессе написания серьёзного научного текста о семантике английских глаголов поняла, что она - никакой не учёный, а просто-напросто детский поэт.

Этим летом она стала участницей библиотечного проекта «Лето с книгой» - Наталия встречалась с маленькими читателями нашего города и края.

- Когда пишете для детей произведения, откуда Вы знаете, что они будут поняты и приняты маленькими читателями? Что должно быть в детских книгах, чтобы они были интересны юным читателям?

- Главное, на мой взгляд, - стихи для детей не могут быть скучными. Они обязаны удивлять, в них должно быть что-то неожиданное и необычное. Но это не значит, что стихи всегда должны быть весёлыми. Они могут быть грустными, серьёзными, разными.

- Кто для Вас является лакмусовой бумажкой? Как Вы понимаете, получилось ли произведение?

- Тестирую то, что сочинила, несколько раз. Не только на детях. Маршак говорил, если детские стихи нравятся только маленьким и не нравятся взрослым, они плохие. Если они нравятся только взрослым - это не детские стихи. А вот если они нравятся и взрослым, и детям - это хорошие стихи. Лично я сначала даю новое стихотворение почитать своей маме. После неё обращаюсь к друзьям-поэтам. Третья волна - это мэтры, которые выносят свой вердикт.

Язык классиков очень сложен для подростков. Одни описания природы у Тургенева, Гоголя или Толстого чего стоят!.. Не каждый взрослый их одолеет.

- Вы занимались у такого знатока и мастера детской поэзии, как Михаил Яснова. Что он Вам обычно говорит?

- Всегда разное. Но обычно он строг, категорически не принимает никакой фальши, не терпит недоделок. Всегда указывает на то, что нужно переделать. Я обязательно прислушиваюсь к его мнению. Таким же авторитетом является для меня и Марина Бородицкая. Я всегда готова работать над своими стихами и не считаю, что то, что я написала, - верх совершенства.

- Для какого возраста Вы предпочитаете писать?

- Мой любимый возраст - от шести до десяти лет. Ребёнок уже понимает игру слов - а у меня многие стихи построены именно на ней.

- Вы помните, когда стали писать стихи?

- С самого раннего детства. Первое моё сочинения родилось, наверное, года в четыре. Бывает, что я перехожу на прозу. Но по большому счёту стихотворчество - это перманентное состояние, в котором пребываю постоянно.

- О чём было Ваше первое стихотворение?

- Оно было про птицу. Она почему-то летела над Дальним Востоком, и её никто не кормил. В конце у меня был призыв: «Птицу покорми!». В школе же была очень увлечена политической тематикой. Я росла во время перестройки, когда всё население - от мала до велика - интересовалось политикой. У меня была написана «Ода Сахарову», «Ода Москве» во время путча 1991 года. И даже были стихи, посвящённые русской женщине. Такие глобальные политические и философские темы волновали меня в годы отрочества.

- А как же любовь?

- Любовь меня отчего-то интересовала мало. Про это прекрасное чувство у меня очень мало стихотворений.

- Сегодня откуда Вы берёте темы для творчества?

- Они появляются скорей спонтанно, из ниоткуда. Едешь, например, на море отдыхать, и рождается морской цикл. Пишу я и прозу - у меня есть сказки и познавательные книжки. Последние мы пишем вместе с мужем. В основном они про Москву. Есть у нас книга о метро, о Кремле. Стараемся интересно рассказать детям про любимые места в столице.

- А муж у Вас тоже писатель?

- Нет, он - инженер. Но при этом он страстный филокартист - собирает старые открытки по Москве и Санкт-Петербургу. Ещё у него имеется огромная коллекция книг про Москву. Так что он очень хорошо знает историю столицы и помогает мне с фактическим материалом для книг.

- Уже много лет ведутся разговоры о том, что сегодня вотечественной детской литературе нет героя. И необходимо этого героя, только современного, создать, чтобы подрастающему поколению было с кого брать пример. На Ваш взгляд, нужно ли как-то стимулировать появления культового персонажа в детских произведениях?

- Намеренно делать ничего не нужно. Если современного героя нет, то, значит, не пришло время для его появления. Если создать его искусственно, то он будет ненастоящим, неинтересным. Недавно прочитала современную версию «Дяди Стёпы» - сейчас книжка готовится к изданию, и собираются делать по этой поэме мультфильм. Как я поняла, что некий заказ сверху - создать произведения для раскрутки положительного образа полицейского. Но это ужас какой-то, а не стихи для детей. Читать это невозможно. И этот, рождённый в муках, по указу, персонаж вряд ли сможет стать современным героем, как некогда был Дядя Стёпа Сергея Михалкова.

Я росла во время перестройки, когда все интересовались политикой. Будучи школьницей, я написала «Оду Сахарову», «Оду Москве» во время путча 1991 года.

- А о чём любят читать сегодняшние дети?

- Как и всегда, о детях, похожих на них, о сверстниках. Если находится такая книжка, она сразу становится любимой. Почему так стал популярен Гарри Потер? Несмотря на то, что место, где происходят события, волшебное, а время условное, дети узнают в этой книги себя и обстоятельства, с которыми они сталкиваются.

- А у нас в России есть книги, написанные про сегодняшних детей?

- Их хватает. Сразу приходят на ум книги Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак «Время всегда хорошее», «Москвест», «Я хочу в школу». Много хороших писателей пишут о сегодняшних детях и их проблемах. Считаю, что ребят нужно приучать читать именно с этих авторов, которые пишут современным, понятным языком, а не с классики. Язык людей, живших столетия назад, очень сложен для подростков. Одни описания природы у Тургенева, Гоголя или Толстого чего стоят!.. В 21-м веке не каждый взрослый одолеет эти описания до конца. А всё потому, что мы живём в совсем ином мире, существуем в другом ритме, который очень стремителен и не совпадает с темпоритмом классических произведений. Вместе с жизнью изменился и ритм языка - мы переписываемся SMS, у нас сформировано клиповое мышление… Поэтому логичней начинать детям с той же нашумевшей книги автора с загадочным именем Ая эН «Библия в СМСках». Юлия Кузнецова, например, пишет замечательные, глубокие вещи о сегодняшних подростках. Прочтёт ребёнок современников, а там, глядишь, потянется и к замечательным книгам писателей нашего детства - Коваля, Каверина, Крапивина… Я в детстве любила книжку «Дорога уходит вдаль». Но даже своему 13-летнему сыну её до сих пор не подсунула, потому что, мне кажется, он пока не готов к ней. Есть и для совсем маленьких читателей, помимо Чуковского, Заходера, Маршака, Барто, отличные современные авторы - Анастасия Орлова, Галина Дядина, Рената Муха…

- Но родители, как правило, очень плохо ориентируются в мире современной детской литературы, они росли на других книгах. А Вы часто встречаетесь с детьми, которые хорошо знают новых авторов?

- Не очень. На одной из встреч юные читатели назвали только одного «современного» автора - Агнию Барто. Многое зависит от родителей, если взрослые подкованы в этом вопросе, то и дети от них не отстают.

- Что Вам дают встречи с читателем? Это пиар, раскрутка Ваших книг или поиск новых тем для произведений?

- Я не продвигаю свои книги - это точно. На мой взгляд, продвижением своих произведений писатель заниматься не должен - иначе ему писать будет просто некогда. Ездить встречаться с детьми важно не столько для продвижения своих книг, а скорей это важно, чтобы найти понять, как воспринимают читатели то, что ты написал. Если я читаю детям, на мой взгляд, что-то смешное, а они не смеются, значит, я сделала что-то не то.

- Раньше считалось, что детская литература, как и переводы, - это добровольная или вынужденная эмиграция поэтов и писателей, которые по идеологическим причинам не могли писать и издавать взрослые вещи. Именно поэтому в своё время советская детская литература была очень сильна и талантлива. А кто и почему сегодня занимается детской литературой?

- Сейчас детская литература уже не служит убежищем для писателей-диссидентов. Мне, например, просто неинтересно писать для взрослых. Я до сих пор ощущаю ребёнком внутри. Хотя у меня и взрослые стихи. Но они появляются в тот момент, когда я не могу писать для детей. Считается, что когда ты в плохом настроении, детское писать нельзя, потому что все неприятности просочатся и в книжки. Для ребёнка, даже если ты пишешь о чём-то плохом, пусть даже о смерти, всё должно быть пронизано светом и выход должен быть всегда. А взрослые вещи могут сочиняться, даже когда у тебя кошки на сердце скребут.


Опубликовано 9 лет, 6 месяцев назад,   18 июля 2013 г. 21:34
Опубликовано 9 лет, 6 месяцев назад,   18 июля 2013 г. 21:34
Пример HTML-страницы

Обзор материалов