Проспект культуры

Ностальгия: Детские фильмы времен СССР

Посмотрев очередное приключенческое кино, советские дети немедленно «воплощали» его в жизнь.

Ностальгия: Детские фильмы времен СССР

В жизни сегодняшних подростков много есть такого, чего не было у их сверстников времён СССР. Дорогие игрушки, электрические самокаты, 5D-сеансы в развлекательных центрах, разнообразные гаджеты, наконец... Но всё как-то подчинено определённой цели: например, платные кружки и секции — в основном не для души, а для пользы. Дети Страны Советов в большинстве своём жили гораздо проще.

Яшкой был Руслан

При всём этом тогдашние ребятишки и учиться нормально успевали, и гуляли до полуночи. И фантазию включали постоянно: легко было из обычного прутика соорудить шпагу, а из тополиной ветки и папиной лески для удочки — почти настоящий индейский лук.

Больше всего жаль, что сейчас практически исчезло само понятие «двор». Речь не о территории с горками и песочницей, это гораздо шире. Именно во дворе дети учились общаться, дружить, именно здесь получали первые уроки взаимопомощи. И — играли. Реальности в этих нехитрых забавах было гораздо больше, чем в заумных компьютерных. Даже если пацаны и девчонки играли в киногероев, посмотрев очередной приключенческий фильм.

Совершенно нормальным явлением были игры в красных и белых, в русских и немцев, как и нешуточные шрамы. Кстати, родители к ним относились вполне философски, справедливо считая, что набитые шишки — часть жизни.

— Мы обожали играть в «Неуловимых мстителей»! — рассказывает сотрудник правоохранительных органов Игорь Никифорчук. — Роль Ксанки всегда доставалась самой спортивной девочке во дворе, Жанке, остальные менялись. Яшкой чаще всего был Руслан, чернявенький такой, действительно похожий на цыганёнка. Орали на всю улицу: «Бурнаши мост подожгли!»— пугая прохожих, и абсолютно искренне представляли, что мчимся на горящем паровозе. А во время условных перекуров садились в беседке и пели, даже пацаны — «Погоню», «Не печалься о сыне»... В войнушку между нашими и фашистами тоже играли, конечно: родились-то всего через 20 лет после войны, ветераны ещё нестарые были, деды живые...

Чем не крепость?

image description

Киноигры порой принимали нешуточные масштабы. В Красноярске, например, после выхода на экран фильма «Даки» взрослые не раз вызывали милицейские наряды, чтобы утихомирить разбушевавшихся подростков.

— Картина добралась до нас в самом начале 1970-х годов. Успех её был сокрушительным! — говорит пенсионер Александр Николаев. — Много боевых сцен, лихо закрученный сюжет. Во всех дворах нашего Ленинского района мальчишки делали себе мечи. Чтобы добыть материал, мы ходили на свалку у Красмаша, там можно было отыскать отличные буковые брусочки, с ними, конечно, приходилось изрядно повозиться, зато результат получался отличным! Сначала устраивали схватки во дворах, потом стали биться школа на школу. Особенно отличались на районе школы № 15, 48 и 52. Первое массовое побоище случилось на стадионе «Енисей» — несколько сотен человек собрались! Как-то стихийно разбились на две шараги — и началось... Стадион тогда уже достроили, шла облицовка мозаикой, все стены в лесах — чем не крепость? Что скрывать, и до крови доходило. Жители окрестных домов милиционеров не раз вызывали. Кого-то ловили, кто-то убегал. А азарт не проходил! И все перемещались на улицу Ползунова, там вокруг домов стояли кирпичные заборы с металлическими наконечниками. Крепость? А то! В общем, бурлило это всё довольно долго, тем более что потом вышло продолжение картины. Вот такие масштабы...

Мальчишки вовсю играли в пиратов, воображая себя на мчащихся среди волн каравеллах, искали какие-то клады. Но главными героями были, безусловно, индейцы. Тот, чьё детство пришлось на 1970-е годы, не может не помнить фильмы студии «Дефа» про Чингачгука, Зоркого Сокола, Оцеоллу, Текумзе, в которых главную роль всегда играл легендарный Гойко Митич. Это была настоящая мания.

— Страсти были подвержены все — и пацаны, и девчонки, — вспоминает медсестра Ольга Смирнова. — Мастерили луки, выпрашивали у родителей денег на бахрому, пришивали её к штанам и свитерам. Во дворе у нас вечно шли споры, кому на этот раз играть бледнолицых, а кому — краснокожих, жребий даже тянули. Вместо коней осёдлывали гимнастическое бревно, я свою «лошадь» называла Аунчо. Подружка школьная вроде поддерживала меня в этих играх, но никак не могла понять, почему стрелы для лука (это были шампуры для шашлыков) нельзя просто подойти и взять из мусорницы в парке, а надо непременно залечь в сугроб и в нужный момент незаметно подползти. У меня, кстати, даже прозвище было индейское — Венча (сокращённое от Виннету из экранизации романов Карла Мая). Луки в доме не переводились — и с леской вместо тетивы, и с резинками. Высшее моё личное достижение в мастерстве стрельбы — попадала стрелой в ножку от телевизора. А однажды даже написала письмо Брежневу, чтобы он разрешил переселить угнетаемых индейцев к нам в страну. Готова была стать названой сестрой какому-нибудь мальчику-апачу, имя ему придумала — Камешек Из Горного Ручья. Леонид Ильич, конечно, не ответил...

Очередная волна

image description

Было время, когда все дерматиновые покрытия в автобусах и троллейбусах были изрезаны знаками «Z», — началась эпоха Зорро. Фильмов о Робин Гуде в маске было около двадцати, но больше всего в СССР запомнили картину с Аленом Делоном в главной роли. Шпаги пришли на смену томагавкам и копьям. Делов-то: найти прут поровнее, вместо эфеса приладить крышку от банки с огурцами — и вперёд, на врага!

Очередная «шпажечная» волна началась после советского фильма «Д'Артаньян и три мушкетёра». Популярность его была необыкновенной. Девочки играли Анну Австрийскую, Миледи и Констанцию, упитанные подростки довольствовались ролью Портоса.

— Фильм вышел на телеэкраны в конце 1979 года, мы тогда уже потихоньку выходили из подросткового возраста — всё-таки по 15 лет, —делится красноярец Виктор Астахов. — Вроде и на шпагах драться не по возрасту. Но картина сильно зацепила. Помню, были в краевом лагере комсомольского актива, у нас в отряде два парня на гитаре играли, и мы каждый вечер дружно выводили: «Есть в графском парке чёрный пруд...», «Мерси боку». Незадача, правда, вышла: французского никто не знал, поэтому в припеве одной из песен все горланили не «Пуркуа па?», а так, как услышали из телевизора: «Бурглафа». Но общего впечатления это не портило. А однажды мы даже накостыляли по шее парню из соседнего отряда, который, по нашему мнению, поглумился над чувствами главного героя, произнеся «крамольную» фразу: «Констанция... Подстанция...Трансформатор!»

...Подростки устраивали турниры после «Стрел Робин Гуда» и «Баллады о доблестном рыцаре Айвенго», играли в десантников после картины «В зоне особого внимания». Примеряли роли экранных героев и даже требовали называть себя их именами. Зато читали нужные книги и смотрели правильные фильмы.

Светлана Филиппова
Опубликовано 1 месяц, 2 недели назад,   23 июня 2022 г. 16:00
Опубликовано 1 месяц, 2 недели назад,   23 июня 2022 г. 16:00
Пример HTML-страницы

Обзор материалов