20:00, 6 декабря 2019 г. | Автор: Ирина Зосимова | Фото: Александр Черных

“Город должен меняться в рамках малых дел”. Татьяна ЖУРАВЛЕВА об управлении современным мегаполисом

20:00, 6 декабря 2019 г. | Автор: Ирина Зосимова | Фото: Александр Черных

“Город должен меняться в рамках малых дел”. Татьяна ЖУРАВЛЕВА об управлении современным мегаполисом

В представлении большинства россиян слово “управленец” более всего применимо к мужчине в “самом расцвете сил” или чуть старше, имеющем солидный опыт хозяйственной деятельности. Когда этот термин применяет к себе хрупкая девушка, первой реакцией становится недоверие. Но Татьяну Журавлёву, руководителя Центра городских компетенций Агентства стратегических инициатив (АСИ), подобным не смутить. Она действительно управленец, причём совершенно новой формации, умело реализующий, кажется, в принципе нереализуемое. В краевой центр федеральный эксперт приехала, чтобы принять участие в XV Красноярском городском форуме: поделиться опытом включения жителей в проекты развития мегаполиса. И в довольно плотном расписании выделила полчаса на общение с журналистом “Городских новостей”.

— Привлечение граждан к участию в развитии города — одно из проявлений демократии. Однако есть мнение, что такой способ управления не слишком эффективен. Куда более успешным выглядит авторитарный метод: порядок, выверенный курс, глобальные проекты. В той же архитектуре в наследие от тиранов человечеству достались самые грандиозные постройки. Что на это могут возразить эксперты?

— Эксперты никогда ничего не будут возражать, потому что каждый волен считать для себя эффективной любую систему.

Но я задам встречный вопрос: с точки зрения кого она эффективна? Если системы управления, то да, любые авторитарные и тоталитарные режимы будут выигрывать. Там ведь как лидер сказал, так и сделали. И тут всё будет зависеть только от масштаба его личности и амбиций. Но если мы говорим о том, что является наиболее эффективными с точки зрения простого жителя, который не включён в вертикальную систему, то тогда появляется очень много вопросов. И ответы на них сделают очевидным тот факт, что тирания — самый худший вариант организации жизни людей, который только можно себе представить.

Что до архитектурного наследия демократии, то как же Заха Хадит (ирако-британский архитектор и дизайнер. — Ред.)? А сиднейская опера, голландское искусство конца XX века? Поверьте мне, появилось и продолжает появляться много крупнейших архитектурных объектов. Я убеждена: чем больше будет конкуренции, тем лучше будут становится проекты, территории, бизнесы. Но конкуренцию надо воспитать, объяснять людям её значение. И ещё: для того чтобы она развивалась, у нас должны появиться амбиции. А это уже, простите, в тиранию никак не вписывается.

— Иногда возникает впечатление, что этих самых амбиций у нас слишком много. И подчас принять важное для города решение мешают слишком амбициозные и активные граждане. Иногда их явное меньшинство, но всё равно в угоду небольшой кучке решения откладываются.

— Плеяда активистов, которые ведут неконструктивный диалог, сегодня есть в каждом городе. На общественных обсуждениях всегда найдётся условная бабушка, заявляющая по любому поводу: я против! Но нужно понимать, почему люди так себя ведут. Да потому что у них нет другого способа выражения. Есть ли способ переубедить их? Конечно есть!

Первое — это этапность. Мы должны дать гражданам достаточно времени и пространства для того, чтобы выговориться. А второе — организация конструктивного диалога.

Приведу пример из личного опыта. Город Удомля в Тверской области с населением 30 тысяч человек. Большинство жителей постоянно говорят: отстаньте, у нас всё плохо, все уезжают, мэра надо было ещё вчера поменять и так далее. Мы посадили самых активных за стол и предложили самим определить, какими будут функциональные зоны парка в центральной части города. Просто вместе с модератором и архитектором спроектировать общественное пространство. И через полтора часа люди сказали: класс, работаем! Подчеркну, мы действовали поэтапно. Сначала у нас было несколько встреч, на которых просто позволяли людям высказываться, делиться всем, что наболело. Когда же мы перешли непосредственно к конструктивной работе, аргументов в пользу того, что всё плохо, уже не осталось.

Есть и другая история, моя любимая, — с двором, где надо установить шлагбаум. Кто живёт в доме? Бабушка, мамочка с коляской, автомобилист и собачник. И эти люди никогда между собой не договорятся. В таком случае мы отдельно общаемся с каждой группой на её языке, а потом представляем первый концепт проекта. В нём каждый, в том числе и крикуны, видит свои пожелания, отмечая: да, я про это говорил. Люди понимают, что они не зря пришли, не зря поработали. В этом случае проект примут и согласие будет достигнуто.

— Но одно дело двор, а другое — миллионный город.

— Да, город совсем другое дело. Я понимаю всю боль мэров, как бы их ни ругали. У глав городов действительно очень тяжёлая работа, огромная ответственность и вдобавок над ними стоит множество надзорных органов.

Мэр должен изначально принять тот факт, что абсолютно довольными все не будут. Город — это не пятитысячная купюра, чтобы всем нравиться. Всегда будут недовольные, и нужно просто с этим смириться, главное — сбалансировать количество групп довольных и недовольных.

Ещё один момент. Я всегда рекомендую не пытаться работать со всем городом, особенно миллионником, сразу. Нужно преобразовывать конкретные пространства, территории. Использовать принцип быстрых маленьких побед, каждая из которых меняет общую атмосферу.

Конечно, с советских времён мы привыкли мыслить мегапроектами. Год разрабатываем концепцию, потом год её обсуждаем, а затем ещё пятилетку внедряем. Где-то посередине этого пути меняется власть, затем сама концепция, и в итоге ничего не реализовывается. Намного эффективнее, например, каждые три месяца вносить небольшие изменения. Открывать велосипедную дорожку, высаживать новые деревья, проводить дворовый праздник. То есть постоянно организовывать какие-то события, благодаря которым люди уже здесь и сейчас видят изменения. В конкретных дворах, парках, на своих улицах. Город-миллионник должен меняться в рамках малых дел.

— Принято говорить, что мы живём в достаточно прагматичное время. А может ли хороший управленец позволить себе быть, скажем так, целеустремлённым мечтателем? Ставить заоблачные цели, в которые с первого раза и не веришь?

— Конечно должен. Вы знаете, я сама — целеустремлённый мечтатель и очень люблю такую категорию людей. Мне кажется, что это самая правильная позиция для человека, который управляет чем-то. Хорошо, когда есть видение будущего, стремление заглянуть чуть-чуть вперёд и повести за собой.

Хуже, когда управленец — просто хозяйственник, занимающийся просто организацией процесса, живущий по регламенту. И любое предложение его изменить встречает в штыки. Каждому управленцу необходимо осознать: если он делает хорошее дело, то бумажка, в которой прописаны правила, это просто бумажка. И её можно переписать. Не нужно боятся это делать.

— А Вы, как целеустремлённый мечтатель, о чём мечтаете?

— Сейчас о том, чтобы поменять систему гражданского участия в стране. Я очень хочу, чтобы мы снова научились разговаривать друг с другом. Это очень непросто, и я прекрасно понимаю все риски, которые связаны с политической оппозицией. Но всё же это возможно.

И я не просто мечтаю, а добиваюсь исполнения своей мечты в отдельно взятых городах. И в Красноярске мы будем делать пилотный проект, менять систему. Вместе с жителями, управленцами, проектировщиками будем учиться выстраивать диалог, а там, я думаю, появится и конкуренция. Потому что без этого не будет никакого развития.

— Напоследок задам, как говорится, канонический вопрос. Но не как гостю, а именно как профессионалу. Что Вам нравится в Красноярске?

— В Красноярске мне очень нравится мэр. И это не комплимент, а объективная оценка человека, который очень много общается с главами городов. Мы встречались с Сергеем Васильевичем год назад. Говорили о системе диалога, о том, как её выстраивать, как нужно организовывать общественные пространства. И я вижу, что он планомерно двигается в этом направлении. Не просто мечтает и планирует, а реально работает. Если такой мэр есть, значит он в состоянии собрать команду и всё поменять.

Кроме того, мне нравятся проекты развития общественных пространств, которые возникают и реализуются в Красноярске. В том числе идеи доступности, инклюзивности постепенно воплощающиеся у вас.

В этот приезд я прогулялась по центру, по проспекту Мира, и увидела изменения, произошедшие буквально за год. Значит, город, осознанно или неосознанно, воплощает в жизнь историю с быстрыми победами. Перемены происходят постоянно и на самых ключевых точках. И я люблю Красноярск за эти прекрасные вещи.

ДОСЬЕ

Татьяна ЖУРАВЛЁВА — руководитель Центра городских компетенций Агентства стратегических инициатив.

Окончила факультет государственного управления МГУ имени М. В. Ломоносова, кафедра политического анализа, кандидат политических наук.

Проходила стажировку в администрации президента Российской Федерации.

Работала в МГУ имени М. В. Ломоносова.

Принимала участие в совместном проекте Всемирного банка, Министерства финансов Российской Федерации и Международной конфедерации обществ потребителей.

На посту председателя правления АНО “Центр стратегического анализа” (ЦСА) занималась разработкой стратегических карт исполнения “майских указов”.

Руководила программами и проектами, связанными с подготовкой управленческих кадров.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

Похожие новости

Вход

Забыли пароль?

Регистрация

Восстановление пароля

Введите вашу электронную почту, которую вы указывали при регистрации на сайте и на указанную почту будет выслано письмо для восстановления забытого пароля.